Лавка Чудес

Место исполнения желаний

Гормоны счастья. Как приучить мозг вырабатывать серотонин, дофамин, эндорфин и окситоцин

Любовь – это коктейль из нейрохимических веществ

Каждый из «гормонов счастья» по-своему участвует в формировании любовного чувства. Известные нам радости и горести любви поразительно напоминают воздействие дофамина, окситоцина, серотонина, эндорфина и кортизола на организм человека. Половые гормоны тестостерон и эстроген тоже очень важны для эмоций, которые мы связываем с любовью, но в этой книге они не рассматриваются, поскольку непосредственно на создание ощущения счастья не влияют. Они лишь отвечают за особые физиологические реакции организма.

Дофамин

Выработка дофамина стимулируется своеобразным эффектом «достижения цели», который всегда присутствует в любви. Точно так же его выработку в организме ребенка стимулируют слышные ему шаги матери. Дофамин сигнализирует мозгу, что желаемая цель находится в сфере досягаемости. Известно, что самки шимпанзе участвуют наряду с самцами в поедании мяса добычи после удачной охоты. В джунглях протеина мало, а самкам он нужен для вынашивания и кормления детенышей, так что для них мясо – это мощный стимулятор выработки дофамина. Для человеческих существ поиск «той единственной или того единственного» – тоже мощный стимулятор секреции дофамина. Какой бы ни была ваша цель, вы получаете прилив дофамина, когда приближаетесь к ней.

Окситоцин

Выработка окситоцина стимулируется прикосновениями и чувством доверия. У животных эти два проявления часто объединены. Обезьяны, например, разрешают прикасаться к себе только тем соплеменникам, которым они доверяют, поскольку из личного опыта знают, что агрессия у их сородичей может возникнуть в одно мгновение. У людей всё, начиная от прикосновения рук до ощущения моральной поддержки, вызывает прилив окситоцина. Тот же эффект производит и оргазм. В процессе секса в организм человека выбрасывается большое количество окситоцина, что способствует возникновению чувства доверия, но на короткий период. Прикосновения рук стимулируют генерацию небольшого количества окситоцина, но если их осуществлять часто, как, например, у пожилых людей, то это создает новые нервные связи, которые способствуют повышению межличностного доверия. Рождение потомства также вызывает у млекопитающих значительный прилив окситоцина. Причем как у родителей, так и у детей. Воспитание чужих детей тоже способствует повышению уровня окситоцина. Такой же эффект вызывают дружеские связи между людьми, которые, кстати, способствуют и успеху репродуктивного процесса. У мартышек и приматов с более развитыми социальными связями в племени рождается больше жизнеспособных детенышей, к ним же тянутся и молодые обезьяны. Окситоцин настолько тесно связан со всеми аспектами любви, что его часто называют «связывающим гормоном» или «гормоном объятий».

Серотонин

Выработка серотонина стимулируется тем, что также присутствует в любви, – вашим социальным статусом или статусом вашего партнера. Эта мысль может не нравиться применительно лично к вам, но можно легко обнаружить ее правдивость, присмотревшись к другим. Животные с более высоким социальным статусом внутри своих групп, как правило, более успешны в репродуктивном процессе. А естественный отбор настраивает мозг таким образом, что человек испытывает чувство удовлетворения от прилива серотонина тогда, когда повышает свой статус. Иногда в это трудно поверить, но масса научных исследований показала, насколько много энергии тратится в живой природе, в том числе в человеческом сообществе, на завоевание и поддержание личного статуса. Доминирование в группе себе подобных позволяет легче выбирать пару, а также обеспечить выживание большему числу детенышей. В наше время человек не нуждается в многочисленном потомстве для продолжения рода. Но если человеческая особь получает признание и любовь со стороны того, кого она считает для себя важным, уровень серотонина у нее резко повышается.

Эндорфин

Выработка эндорфина стимулируется физической болью. Однако смеясь или плача, человек тоже ощущает прилив эндорфина. Известно, что влюбленные люди часто смеются вместе. Оказывается, совместный смех активизирует секрецию эндорфина. К сожалению, плач тоже нередко связан с любовным чувством. Когда люди теряются в понимании того, что именно они испытывают – любовь или боль, – это не способствует блестящим результатам с точки зрения их выживания. Однако нервные связи, возникающие под воздействием эндорфина, могут до определенной степени объяснить терпимость людей к сложным отношениям с партнером.

Кортизол

Кортизол также играет важную роль в успехе процесса репродукции. Он вызывает у человека ощущение дискомфорта, если человек утрачивает любовь. Но тот же кортизол обеспечивает человеку выживание, давая ему возможность превозмочь боль утраты и двигаться вперед по жизни. Если бы человек оставался навсегда привязанным к партнеру, который стал для него недоступным, его гены были бы обречены. Кортизол помогает вашему мозгу перенастроиться таким образом, чтобы ассоциировать партнера с негативными, а не с позитивными ожиданиями. И вы начинаете поиск другого кандидата. Каждому из нас хотелось бы, чтобы утраченная любовь не приносила нам столько дискомфорта, но важно понимать, что это неприятное чувство выполняет свою очень важную функцию.

Легко видеть, как негативные ощущения у животных способствуют развитию их любовного инстинкта:

• Кортизол мотивирует самку млекопитающего постоянно охранять своего детеныша и заботиться о нем, а также усиленно искать пищу для поддержания лактации.

• Кортизол мотивирует самца млекопитающего избегать конфликтов с себе подобными, в которых он может проиграть, и, наоборот, идти на конфронтацию, когда его шансы победить достаточно высоки. Как только что-то угрожает социальному статусу самца, кортизол тут же сигнализирует ему об этом, потому что утрата статуса может означать потерю для него возможности передачи своей ДНК потомству в процессе эволюции.

 

Взаимозависимость между любовью и процессом выживания

Любовь может вызывать негативные ощущения по одной маленькой причине, о которой часто забывают. Дело в том, что мы рождаемся беззащитными и нуждаемся в любви для обеспечения выживания. Самым первым ощущением, которое получает мозг каждого из нас, является чувство, что сами мы не можем удовлетворить свои нужды. Но это чувство сразу же меняется на противоположное, как только вы получаете помощь от другой человеческой особи. И вы привыкаете ожидать эту помощь. К сожалению, мы в своей жизни должны поменять детскую зависимость от нее на взрослую независимость. Такая трансформация может ощущаться, хотя бы частично, как угроза нашему выживанию. И мы опять ожидаем, что кто-то нам поможет. Именно поэтому люди в половозрелом возрасте начинают искать любовь. Помимо прочего, она позволяет обеспечить выживание генам. Но взаимозависимость партнеров во взрослой любви никогда не сравнится с ощущением той первой зависимости от родителей, которое образует первые нейронные связи в вашем мозге.

Любовь создает ощущение комфорта, потому что без нее ставится под вопрос сама возможность передачи вашей ДНК потомству. Найти любовь в жизни сложнее, чем многим из нас кажется. Если бы люди не прилагали к этому больших усилий, их гены были бы уже давно стерты с лица земли. Я понимаю, что при возникновении чувства любви вы не задумываетесь о проблеме передачи генов потомству. Но мозг каждого человека дарован ему его многочисленными предками, каждый из которых сделал для этого все возможное. Именно поэтому чувство любви нам так приятно.

В живой природе нет свободной любви. Для каждого вида перед брачной процедурой существуют своеобразные «квалификационные испытания». В норме все живые создания прилагают максимум усилий, чтобы не упустить любую брачную возможность. Ощущение комфорта вознаграждает их за эти усилия. Ощущение тревоги предупреждает о том, что гены могут быть потеряны для эволюции, если не проявить необходимую настойчивость. Даже такой пустяк, как отсутствие ответной улыбки от человека, которому вы улыбнулись, может вызвать прилив соответствующих «гормонов стресса», потому что мозг моментально свяжет эту ситуацию с перспективами сохранения генов.

В наши дни люди рассчитывают на романтическую любовь к партнеру на протяжении всей жизни. Но в прошлом все было не так. С началом сексуальных отношений с партнером появлялись дети, и они плакали и кричали, если не удавалось как следует их кормить. Люди были слишком заняты для того, чтобы думать о романтической стороне любви. Если человек доживал до среднего возраста, у него, как правило, были уже внуки, а с ними и новые заботы. Нейромедиаторы у людей были те же самые, но без эффективной системы контроля рождаемости. Большинство думало исключительно о непосредственном выживании. Сегодня обнаружено много способов активизировать генерацию «гормонов счастья», но человек все равно должен работать над их появлением. Каждая порция «гормонов счастья», поступающая в организм, быстро расщепляется, поэтому нужно искать способы, как получить очередную порцию. Может быть, именно поэтому так популярны любовные песни. Они стимулируют выработку «хороших» нейрохимических веществ без побочного эффекта.

А теперь давайте более детально познакомимся с «гормонами радости».

Глава 2
Познакомьтесь со своими «гормонами счастья»

Вы уникальны… но вы – просто человек

Ощущения и чувства уникальны, они принадлежат только вам. Но нейрохимические вещества, которые их у вас вызывают, одни и те же у всех.

Ваша жизнь уникальна, но она легко коррелируется с жизнью других людей, потому что внимание человеческого мозга привлекают одни и те же потребности.

Вы можете сказать, что вы вроде бы особенно не сосредоточиваетесь на проблемах «выживания», и действительно, вы не делаете этого сознательно. Но «гормоны радости» обеспечивают потребности вашего выживания в качестве млекопитающего именно так, как определяет их ваш мозг.

Познакомьтесь с дофамином

Дофамин обеспечивает выживание, подсказывая вашему телу, на что именно ему следует расходовать свою энергию. Ваши далекие предки искали пищу, медленно передвигаясь по окружающему пространству до тех пор, пока не получали сигнал, возбуждавший их внимание. Именно дофамин подсказывал им, что у них появился объект добычи. Мозг млекопитающего постоянно сканирует окружающую действительность, ища в ней возможное вознаграждение. Прилив дофамина сигнализирует о том, что в данный момент мозг обнаружил что-то стоящее. Появляется ощущение внутреннего комфорта, которое заставляет продолжать поиски до тех пор, пока вы действительно не найдете то, что вам нужно.

Понимание сути процесса поиска пищи предками помогает представить, как работает наш мозг сейчас. Наши прародители не знали, где и в каком виде они найдут очередную порцию пищи. Они постоянно наблюдали за окружающим их миром, обнаруживали что-то привлекательное и направляли свои энергетические ресурсы на погоню за добычей. Дофамин играл ключевую роль в их поведении. В сегодняшнем мире больше не нужно охотиться за пищей. Но именно дофамин приносит чувство удовлетворения и радости, когда вы обнаруживаете что-то приятное или необходимое, убеждаетесь в том, что это «что-то» давало вам ощущение комфорта и раньше, и решаетесь на его получение. Вы постоянно выбираете, что заслуживает усилий, а на чем их можно сэкономить. И именно дофамин в качестве вещества, проводящего соответствующие импульсы к нейронам, подсказывает вам решение. Не исключено, что вы хотели бы, чтобы этот гормон присутствовал в организме постоянно. Но в таком случае вы не всегда получали бы от него пользу.

Когда мы испытываем прилив дофамина?

Марафонец ощущает прилив дофамина при виде финишной ленточки. Футболист получает мощную порцию дофамина, забив гол и исполняя «танец победы». «Я сделал это!» – говорит мозг телу спортсмена. Вы испытываете такое ощущение внутреннего комфорта, что заставляете тело снова и снова совершать действия, которые обеспечивают его появление. У примата, приближающегося к плоду, висящему на дереве, происходит выброс дофамина в момент, когда он видит цель своих усилий. Дофамин обеспечивает обезьяне прилив энергии, с тем чтобы она удовлетворила текущую потребность. Приматы не могут произнести «Я сделал это!», но нейрохимические вещества в их мозгу создают чувство удовлетворения и без слов.

Секреция дофамина у обезьяны начинается с того момента, как она видит плод, который может достать. Это происходит потому, что дофамин обеспечил создание в ее мозгу нейронной связи тогда, когда она впервые попробовала приятный плод на вкус. Содержащийся в плоде сахар послал мозгу сигнал: «Это то, что тебе нужно! Попробуй еще найти эти плоды!» Прилив дофамина связал все свободные в этот момент нейроны и настроил мозг обезьяны так, чтобы при виде чего-то, подобного сладкому плоду, у нее автоматически начинался бы синтез этого нейромедиатора.

Как дофамин создает новые нейронные пути

Дофамин участвует в создании новых путей передачи нервных импульсов – нейронных связей. Эти пути возникают на основе прежнего опыта получения дофамина. Представьте себе ребенка – предка современного человека, который вместе с матерью занимается собирательством в лесу. Этот ребенок видит огонек, загоревшийся в глазах его матери, в тот момент, когда они выходят на ягодную поляну. Так называемые «зеркальные» нейроны ребенка (нейроны, которые зеркально отражают поведение других людей; о них мы поговорим подробнее в главе 3) синтезируют у него дофамин еще до того, как он попробует ягоды на вкус. Когда же он начинает есть ягоды, выброс дофамина многократно увеличивается. Свободные в этот момент нейроны под воздействием дофамина образуют новые нейронные связи. Эти связи помогут ребенку впоследствии моментально ассоциировать зрительный образ, звуки и запахи с ягодами.

Без сознательных усилий с нашей стороны дофамин строит некий нейронный шаблон, благодаря которому мы учимся находить вознаграждение или удовольствие. Люди не рождаются с уже готовыми нейронными связями, которые обеспечивали бы им с рождения удовлетворение самых насущных потребностей. Эти нейронные связи строятся на основе жизненного опыта. Поэтому у одних людей возбуждается аппетит, когда они видят, например, крокеты. А другие начинают испытывать голод, когда смотрят телешоу о приготовлении еды. В наши дни вы скорее ищете новые возможности для трудоустройства, а не ягодные поляны. Но принцип работы мозга при этом остается тем же, каким он был еще до того, как человеческие существа научились общаться при помощи слов.

Приливы и отливы дофамина

Сегодня вы вряд ли воскликнете «Ух ты!» по поводу лесных ягод, поскольку теперь вкус сладкого отнюдь не относится к чему-то редкому. Мозг экономит энергию для получения вознаграждений, которые вы на основе своего опыта считаете редкими. У меня возникает приятное чувство, когда я вижу первые плоды на вишне. Но это ощущение длится не вечно. Созерцание ягод вишни не делает меня счастливой надолго. Мой мозг экономит дофамин для того, чтобы обеспечивать достижение важных для меня жизненных целей, и отказывается «разбазаривать» его на то, что и так доступно.

Вознаграждения, которые приносит нам профессиональная или социальная активность, не так легко достижимы, как сахар или продукты из ягод. Поиск и получение вознаграждения со стороны общества активно стимулирует выработку дофамина у человека. Люди вкладывают огромные усилия и годы труда в то, чтобы стать кардиохирургом или рок-звездой, поскольку каждый шаг на этом трудном пути активизирует синтез дофамина. Независимо от того, что является целью: совершение идеального преступления или жизнь на вилле на берегу океана, – мозг продуцирует дофамин по мере того, как вы делаете очередной шаг к цели. Вознаграждения, которые вы получаете от жизни в обществе и которые стимулируют выработку дофамина, зависят прежде всего от вашего жизненного опыта. Но остается фактом то, что дофамин очень быстро расщепляется, и нам приходится каждый раз стремиться к новому вознаграждению для того, чтобы обновлять его синтез.

Научное изучение дофамина

Краткосрочность действия дофамина на мозг млекопитающего была убедительно доказана в ходе классического эксперимента американских ученых в 1990-х годах. Тогда исследователи приучили обезьян выполнять определенное действие в обмен на вознаграждение, в роли которого выступал шпинат. Через несколько дней шпинат заменили фруктовым соком. Сок был для животных более ценной наградой, чем шпинат, и ученые отметили повышение содержания дофамина в их мозгу. Продолжив вознаграждать обезьян соком, ученые обнаружили нечто неожиданное: в течение нескольких дней содержание дофамина снизилось почти до нуля. Мозг обезьян перестал реагировать на сладкую награду. Если провести параллель с людьми, обезьяны стали воспринимать сок как нечто само собой разумеющееся. Ведь дофамин эволюционировал как нейромедиатор, приучающий млекопитающее искать новую информацию о вознаграждениях. А поскольку в данном случае не было новой информации, у обезьян отпала необходимость в его синтезе.

Этот эксперимент закончился достаточно драматично. Экспериментаторы переключились обратно на шпинат, однако обезьяны отреагировали на это приступами гнева. Они визжали и бросались шпинатом в ученых. Они привыкли ожидать вознаграждения в виде сока. Он больше не приносил им радости, но его потеря взбесила животных.

Последние научные изыскания существенно расширили представления о дофамине по сравнению с серединой прошлого столетия. Вы, наверное, слышали о знаменитом эксперименте канадских ученых, относящемся к 1950-м годам, когда крысе в «центры удовольствия» были имплантированы электроды, после чего она научилась раздражать эти «центры» низковольтными разрядами электричества, нажимая на специальный рычаг, установленный в ее клетке. Животное осуществляло это раздражение так часто, что в конечном счете погибло. Его не интересовали больше ни пища, ни вода, ни привлекательные сексуальные партнеры. Ученые предположили, что электрические импульсы стимулировали у крысы центр наслаждения. Но почему мозг оценивал наслаждение до такой степени высоко, что готов был погубить животное, а не обеспечить ему возможность есть, пить или размножаться? Теперь-то мы знаем, что активную выработку дофамина стимулирует ожидание вознаграждения. Несчастная крыса все время продолжала ожидать от каждого нажатия рычага все новой награды, поскольку именно это ожидание приводило к выбросу в ее мозг большего количества дофамина, чем она могла получить его от какого-то реального поощрения.

Дофамин и выживание

Небольшое потенциальное вознаграждение приводит к синтезу ограниченного количества дофамина; значительное потенциальное вознаграждение приводит к выбросу в мозг млекопитающего большого объема этого гормона. Например, известны случаи, когда матери умудрялись приподнять машину, когда их ребенок случайно оказывался под ней. С точки зрения перспектив существования генов спасение жизни ребенка является самой значительной из всех возможных наград. При этом мать, спасая своего ребенка, не думает ни о каких генах. Она в такой момент вообще ни о чем не думает. Впоследствии испытавшие такой опыт матери говорили, что вообще не представляли себе, что они делали. Для того чтобы сработать, дофаминовому пути не нужна помощь тех участков головного мозга, которые отвечают за сознательные, вербальные реакции человека.

Вместе с тем необходимо подчеркнуть, что связь между дофамином и выживанием тоже не всегда очевидна. Например, компьютерные игры активизируют синтез дофамина, хотя игра и не обеспечивает наших жизненных интересов. Компьютерные игры награждают вас очками, которые мозг оценивает как социальное вознаграждение. Вот как раз для того, чтобы получить эти очки, вы активируете механизмы типа «ищи и найди», которые эволюционировали вместе с человеком на протяжении тысячелетий. По мере приближения к цели вы испытываете все большее наслаждение от дофамина. Дофамин участвует в создании нейронных путей, которые приучают вас получать удовольствие от компьютерных игр. В следующий раз, когда вы будете испытывать дискомфорт, ваш мозг подскажет, что видеоигра – это один из путей освобождения от негативного ощущения. С точки зрения эволюционировавшего мозга млекопитающего, именно так он устранит определенную угрозу, хотя социальное вознаграждение как таковое может быть и не получено.

Упражнение: когда вы ощущаете приливы дофамина?

Дофамин вызывает возбуждение в ожидании вознаграждения. Дофамин пополняет ресурсы энергии тогда, когда вы видите путь к удовлетворению своих жизненных потребностей. Даже если вы сидите спокойно, дофамин заставляет сканировать всевозможные детали окружающей действительности, которые имеют отношение к вашим нуждам. При обнаружении таких деталей возникает ощущение комфорта. Отыскание кусочка мозаики жизни, который был так необходим, приносит вместе с дофамином чувство удовлетворения.

Независимо от того, какие события вызывали прилив дофамина в детстве, этот нейромедиатор обеспечил создание нейронных путей, которыми вы пользуетесь и сегодня. Эти пути работают на подсознательном уровне, поэтому рационально представить себе механизм их деятельности почти невозможно. Тем не менее, если тщательно наблюдать за эпизодами нервного возбуждения, которое вы регулярно испытываете в жизни, можно научиться понимать себя лучше. Иногда эти моменты легче отметить, наблюдая за другими людьми (хотя они могут быть и не в восторге от ваших наблюдений). Не бойтесь потратить немного времени на то, чтобы обнаружить у себя прилив радости от достижения своих целей:

На работе _____________________

В свободное время _____________________

В ком-то другом _____________________

В связи с неожиданным вознаграждением _____________________

Погоня за чем-то большим

Стремление к чему-то большему развилось у людей не в наши дни. Предки современного человека никогда не прекращали погони за большим. Когда они насыщались пищей, то начинали придумывать, как сделать орудия и убежища более совершенными. Дофамин давал им чувство удовлетворения, когда что-то удавалось. Но это чувство было мимолетным, и исторические люди продолжали свои поиски. Мозг любого человека учится связывать усилия с получаемым вознаграждением. При этом такое вознаграждение может принимать различные формы: материальную, социальную или форму спасения от очередной угрозы.

Когда вы готовитесь к тесту по математике, энергию вам придает дофамин. Вы можете осознанно не стремиться к ощущению комфорта. Но в случае успеха оно все равно придет в виде вознаграждения оценкой, признания окружающих или просто хорошего настроения от достигнутого. Решение математических задач сродни процессу «ищи и найди». Когда вы находите правильный ответ, возникает то самое чувство «Я сделал это!», которое на некоторое время снимает все стрессовые состояния, возникающие под воздействием кортизола. Даже если вы совершаете ошибку, ожидание вознаграждения придаст вам силы для второй попытки.

Спортсмены так много времени тратят на тренировки, потому что, пока они тренируются, их мозг синтезирует небольшое количество дофамина с каждым шагом на пути к ожидаемой награде. Победа в игре или состязании приводит к значительно более мощному выбросу дофамина, но это тоже всего лишь шаги. Подлинного удовлетворения спортсмен достигает тогда, когда получаемые им награды соотносятся в его сознании с победой в борьбе за выживание.

В мозге каждого человека живут ожидания относительно вознаграждений с точки зрения выживания и путей их достижения. И приближаясь к ожидаемому поощрению, мы испытываем чувство удовлетворения.

Познакомьтесь со своим эндорфином....

Продолжение в книге

"Гормоны счастья. Как приучить мозг вырабатывать серотонин, дофамин, эндорфин и окситоцин"

Добавил Любимая Дата 22.08.2017 в 04:37 Просмотров 250 Комментарии 0

Комментарии: 0

Добавьте ваш комментарий

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии
[ Регистрация | Login ]
Загрузка...